ОТЛИЧНЫЙ СЕМЬЯНИН И ТРУЖЕНИК

Уроженец Амурской области и ровесник района Николай Фёдорович Кравцов впервые ступил на смидовичскую землю в 1958 году. Демобилизовавшись из армии, он приехал к родственникам, которые жили на станции Биракан Еврейской автономной области. На месте подходящей работы не нашлось и, по совету племянницы, полный сил и романтики парень решил трудоустроиться на Аурский шпалопропиточный завод.

– Первого ноября я уже вышел на работу, – вспоминает он. – Меня приняли электромехаником. Электричество на завод и жилой сектор подавалось с помощью «дизеля». Я обслуживал всё электрохозяйство завода и села. Свободных квартир не было, и я жил у племянницы в деревянном двухэтажном доме. Потом мне выделили двухкомнатную квартиру в шестиквартирном бараке.

Николай Фёдорович зарекомендовал себя добросовестным и ответственным человеком, поэтому его вскоре избрали секретарём заводской комсомольской организации. На предприятии работало много молодёжи, но большинство ребят, как и сам комсорг Кравцов, пошло работать толком не доучившись в школе. По настоянию комсомольского актива, возглавляемого Николаем Фёдоровичем, к сельской школе-восьмилетке сделали пристройку и открыли там вечернее отделение. Комсомольцы собирались в «красном уголке», который находился в сельском клубе, чтобы решать насущные проблемы.

В этом же популярном среди молодёжи очаге культуры работящий и видный парень встретил свою вторую половинку – Ирину Сидоренко. Провстречавшись какое-то время, в 1965 году они сыграли свадьбу и закружились в хороводе трудовых и семейных будней. Плодом их союза стали двое ребятишек – дочь Марина и сын Алексей. Ирина Николаевна в своё время пыталась освоить профессии сначала библиотекаря, затем бухгалтера, но так сложились обстоятельства, что доучиться ей не довелось. В итоге она устроилась в клуб, где в должности киномеханика и директора проработала до самой пенсии.

Возмужавшего Николая Фёдоровича по-прежнему ценили и уважали на работе и, когда пришло время, без колебаний приняли в ряды партии, доверив ему ещё более ответственную должность – парторга. К тому времени на заводе началось техническое усовершенствование. Шпалы стали пропитывать не цинком как ранее, а маслом. Паровозы, толкавшие вагонетки со шпалами, заменили маневровыми узкоколейными тепловозами.

– Мне предложили выучиться на машиниста в Рязани, и я согласился, – продолжает Николай Фёдорович. – Со мной туда поехали ещё два моих товарища. Мы там проучились два месяца, получили права, и я стал работать машинистом небольшого узкоколейного тепловозика. Моя задача была загонять вагонетки со шпалами в пропиточные цилиндры. А вагоны с брусом и другим грузом приходили по широкой колее, ими управляли уже другие машинисты больших тепловозов. Завод тогда перешёл на круглосуточный режим работы. Паровозы, которые давали пар для нагрева цилиндров, сняли с колёс, а весь технологический процесс на предприятии стал более-менее механизированным. Здесь поставили новые цилиндры, крышки на них крепились болтами, а гайки закручивали заболтовщики. В основном эту работу выполняли женщины.

Но так случилось, что из-за болезни желудка Николаю Фёдоровичу пришлось сменить профессию. Врачи запретили ему работать в ночные смены. Тут как раз пригодились права на управление автомобилем, которые он получил ещё в молодости. С тепловоза Николай Фёдорович пересел на машину «шамбо». Его работа заключалась в откачивании, а затем заливке в специальные ёмкости масла, разливающегося из цилиндров. При необходимости он также работал на самосвале и пожарной машине, которая пришла на завод в рамках его очередной модернизации.

Изменения произошли и в семейной жизни Кравцовых, у которых уже было двое детей, но они по-прежнему жили в однокомнатной квартире. На улице Заводской рядом с клубом для них поставили мобильный дом. Место выбирал сам Николай Фёдорович, чтобы и ему, и супруге было недалеко добираться до работы.

В 1985 году, на базе старого, был построен новый завод, оснащённый современным оборудованием. Его возведение велось три года. В итоге Аурский шпалопропиточный завод стал одним из самых современных предприятий по пропитке древесины. Его производственная мощность составляла 135000 кубометров в год.

– Когда новый завод открыли и построили тёплый гараж, сюда пришли разные машины и автобус, – говорит Николай Фёдорович. – Мы взяли шефство над Смидовичским совхозом, и я стал возить туда заводчан убирать овощи. Но уже не на грузовике, как раньше, а на автобусе. И вообще, доставлял людей туда, куда посылали, и на стройплощадки, и на покос, и в город.

На автобусе Николай Фёдорович проработал до самой пенсии, а потом ещё до начала «двухтысячных» водил легковую машину, пока шпалопропиточный завод, как градообразующее предприятие, окончательно не исчез с карты Смидовичского района.

Все эти годы Николай Фёдорович был на хорошем счету у руководства завода и пользовался уважением у коллег. Долгое время он возглавлял заводской профком, а за отличные трудовые успехи его многократно награждали почётными грамотами, благодарностями и премиями. Бережно хранятся в его архиве и врученные ему в 1987 году именные часы начальника ДВЖД в честь 150-летнего юбилея железных дорог страны, а также нагрудные знаки «Победитель социалистического соревнования».